• Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
IГлавная|КонтактыIО сайте|Интересные дискуссииI

При преемниках Петра I

Слободы Ярославля Площади Ярославля

Преемники Петра I ликвидировали многие из созданных в его правление местных учреждений. Указ от 29 апреля 1727 года упразднил должности земских комиссаров. Их обязанности передавались воеводам.

В царствование Анны Иоанновны (1730-1740) ярославским купцам было разрешено «поставлять вместо себя в рекруты крепостных своих людей, с  тем только, чтобы они были не из числа фабричных».

Не сохранилось сведений о злодействах Бирона в Ярославле. Пользуясь неограниченным доверием императрицы Анны Иоанновны, он правил Россией с неслыханной жестокостью. Но всему есть предел. Бирон сослан был в Пелым, в 1742 году императрица Елизавета Петровна возвратила его оттуда и водворила Бирона в Ярославле.

Для Ярославля XVIII столетие было периодом расцвета фабрично-заводской промышленности. После раздела наследства сыновьями Максима Затрапезнова в городе кроме Ярославской Большой мануфактуры появилась Ярославская Малая мануфактура. К.Д.Головщиков о мануфактурах ...

За церковью Вознесения на месте нынешних казарм была фабрика купцов Гурьевых, перешедшая потом купцам Красильниковым (они же Черепановы).

Ближе к центру города еще с 1730 года была фабрика купцов Колосовых, перешедшая в XIX веке во владение мануфактур советника И.П. Оловянишникова. Фабрика эта, изготавливавшая шелковые материи, кружева и платки, всегда обращала на себя, при последнем ее владельце, внимание высочайших особ во время посещений ими Ярославля.

Примеру Затрапезновых и Гурьевых последовали и другие купцы. К концу столетия в городе работали 70 промышленных предприятий, в их числе 10 шёлковых мануфактур и 20 кожевенных заводов.

Большую роль в производстве товаров продолжало играть и ремесленное производство — всего в городе было 36 промыслов: кожевенное производство (46 заведений восьми отдельных промыслов), крупяное (21), свечное (13) и кирпичное (11 заведений) дела. В основном это были небольшие мастерские, но встречались и крупные производства, как «заводы» Ивана Кучумова (25 тысяч кож в год), Александра Патрикеева (50 тысяч шляп в год), Ивана Затрапезнова (200 тысяч кирпичей в год). Сохранилась и торговая роль Ярославля. К 1770 году в нём был 541 купец.

В 1720-х годах возобновилось каменное строительство в Ярославле. Были построены церкви Флора и Лавра (1712), Рождества Богородицы (1720), Варвары Великомученицы (1715), Похвалы Богородицы (1748), летняя и зимняя церкви Симеона Столпника (1723—1728), церкви Пятницы Калашной (1739), Крестобогородская (1760) и другие. Из светских строений сохранились дома Петеревского, Корытова, Клирикова, аптекаря Дуропа и другие.

В целом, в городе сохранялась стихийная средневековая застройка. Улицы, расположенные в то время неправильно, утопали в грязи. Скученность деревянных домов (в середине века из 3 тысяч городских строений было только 43 каменных здания) создавала постоянную пожароопасную обстановку.

Причины пожара были и от «злых людей», и «по воле Божеской», и от неосторожного обращения с огнем, хотя эта неосторожность, разумеется доказанная, влекла за собой тогда наказание плетьми. Огнеспасительные снаряды, которыми располагал ведавший в то время всем городским хозяйством магистрат, были весьма ничтожны.  Наиболее крупный пожар произошёл 25 июня 1768 года и уничтожил треть зданий, после него даже была запрещена топка печей летом.

Хотя въезды в город с больших дорог (Угличской, Романовской, Ростовской) по прежнему были через башни, но в целом уже не нужные оборонительные сооружения находились в полуразрушенном состоянии. Земляной город по прежнему был окружён рвом, валом и обветшавшими деревянными стенами с 19 башнями.