• Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
IГлавная|КонтактыIО сайте|Интересные дискуссииI
Ярославль Персоналии Купцы Купцы Назарьевы-Гурьевы

Купцы Назарьевы-Гурьевы

В Ярославль Назарьевы переселились из Новгорода, после захвата города Иваном Грозным.

Род был богатый и достаточно знатный. Вот отрывок из былины "Садко":

 

 

Стал Садко поторговывать,

Стал получать барыши великие.

Во своих палатах белокаменных

Устроил Садко все по-небесному:

На небе солнце — и в палатах солнце,

На небе месяц — и в палатах месяц,

На небе звезды — и в палатах звезды.

Потом Садко-купец, богатый гость,

Зазвал к себе на почестен пир

Тыих мужиков новогородскиих

И тыих настоятелей новогородскиих:

Фому Назарьева и Луку Зиновьева.

Богатыми Назарьевы остались и в Ярославле. Есть сведения, что Акиндин Назарьев в тяжелые для всей страны годы Смутного времени, когда поляки захватывали и разоряли русские города, и Ярославль тоже был под угрозой нападения, «стоял против них крепко и непоколебимо в твердости ума своего безо всякого сомнения и ни к каким воровским советам не приставал и Московскому государству во всем помогал, и малодушных людей от всякого дурна отговаривал ». Видимо, тогда он и получил прозвище - Дружина. Вместе с другими ярославскими купцами в период Смутного времени начала XVII века Дружина и его брат Гурий Назарьевы активно поддерживали «Совет всея земли» и, затем, нового царя Михаила Романова. После воцарения Михаила Романова Гурий и Акиндин Назарьевы получили в 1613 году жалованную грамоту «против гостей» и заняли видное положение среди русского купечества. Купцы Назарьевы торговали с Сибирью, Астраханью, Казанью. Основателем богатства семьи был Гурий Назарьев. Дела Гурий Назарьев вёл с размахом - от Новгорода, Ярославля и Нижнего до устья Яика (ныне Урал).

На устье Яика Гурий Назарьев решил наладить выгодный промысел ценной красной рыбы, не допуская ее вверх на нерест. Купец заручился поддержкой царского правительства и, уплатив дань Ногайскому ханству, владевшему рекой, с помощью астраханских воевод возвел у реки Яик деревянный острог, то есть укрепление. Острог назывался тогда Усть­Яицким городком.

Спустя несколько лет хозяйство окрепло, и Гурий Назарьев отказался от уплаты дани Ногайскому ханству. На этот деревянный острог часто нападали живущие на берегу моря казаки – видели в нем угрозу своему рыболовному промыслу. Особенно не нравился новый рыбный промысел астраханцам. Пытались даже убить сыновей Гурия Назарьева.

Деревянный острог был слишком ненадежной защитой от калмыцких и казачьих погромов.

Поэтому сын Гурия Назарьева — Михаил Гурьев, представитель уже второго поколения этой династии, обратился к царю и в 1645 году получил грамоту на право постройки каменной крепости.

Михаил Гурьев обещал построить каменную крепость за свой счет. Казна же обязалась ежегодно поставлять по 600 строителей. Правительство освободило Гурьевых на 7 лет от налога на промыслы. Из­ за недостатка средств и рабочих, а также опустошительных набегов казачьих отрядов и кочевых племен строительство затянулось. Выстроили каменный городок лишь через пятнадцать лет, в 1662 году, и обошелся он Гурьевым в кругленькую сумму. Но в результате город стал крупной пограничной крепостью. Крепость эта позже стала городом Гурьевым.

На строительстве этой крепости Гурьевы разорились, и спустя 30 лет рыбные промыслы были переданы в ведение приказа Большого двора – из­ за неплатежеспособности обедневших купцов. Но это случилось позднее...

А город Гурьев носил имя ярославских купцов не одно столетие и лишь в 1992 году вошел в состав новообразованной Республики Казахстан, и был переименован в Атерау.

Одна из центральных улиц Атерау до сих пор называется Гурьевской.

В Ярославле купцы Назарьевы-Гурьевы построили великолепную церковь Рождества Христова.

Строили Гурьевы и в Москве, где до наших дней сохранились палаты купцов Гурьевых, выстроенные на участке в Большом Успенском переулке близ Покровской улицы.

Сыновья Гурия Назарьева именитые купцы Гурьевы Михаил и Иван могли себе позволить богатые хоромы; известно, что в 1671 году они уже жили в Москве в своих каменных палатах. Позднее этот двор в Успенском переулке был собственностью внука Михаила Гурьева – Алексея Афанасьевича, который в 1728 году продал его шталмейстеру Родиону Кошелеву.